СЕКТОВЕД. Сайт о сектах, лжеучениях, и деструктивных культах.
Сайт о сектах, лжеучениях,
и деструктивных культах
 
 
 
  • Главная
  • Новости
  • Энциклопедия
  • Статьи
  • Документы
    Материалы конференций
    Статьи из газеты "Православный миссионер"
    Трезвый взгляд
    Разное
    О сектоведении
    Политика и секты
  • О сайте
  • Вопрос-ответ
  • Ссылки
  • Поиск
  • Форум о сектах
  • Видео
  • Карта сайта

  •          

    Ю. А. Александровский. Предболезненные состояния и пограничные психические расстройства



    Хостинг в Новосибирске
            О сектоведении » Сектоведение и секты в Беларуси

    Сектоведение и секты в Беларуси

        История современного сектоведения в Беларуси начинается в 1993 году, когда в Минске была основана первая белорусская антисектантская организация - родительский комитет «Ратаванне». У истоков комитета стояли родители озабоченные уходом их детей в секты и культы, главным образом в общество сознания Кришны, лигу духовного возрождения «Санатана Дхарма», великое белое братство, богородичный центр. Комитету «Ратаванне» впервые после развала Советского Союза удалось привлечь внимание общества к проблеме сектантства. Благодаря энергичной деятельности родителей входивших в комитет, в СМИ Беларуси начали регулярно появляться статьи о сектах. Просуществовав около 8-10 лет Комитет перестал вести активную работу, т.к. большинству входивших в него родителей удалось успешно вывести своих детей из сект.

        В 1994 году в Минске создается общественное правозащитное объединение «ОЗОН», которое занимается вопросами деструктивного влияния сект на более профессиональном уровне привлекая к своей работе психологов, психотерапевтов, психиатров, юристов. Активистам «ОЗОН» не только удалось значительно укрепить интерес широких кругов общественности к проблеме сект, но и привлечь к ее изучению ученых Беларуси и органы государственного управления. Члены «ОЗОН»а и «Ратавання» консультировали пострадавших от сект и постоянно поднимали вопрос о необходимости создания государственного центра по реабилитации жертв сектантства. В декабре 1996 года, благодаря усилиям обоих организаций, в Минске была проведена крупная международная научно-практическая конференция: «Беларусь: религиозное сектантство и молодежь». С 1996 по 2000 год объединение «ОЗОН» издавало газету «Личность», в которой в каждом номере более половины печатного пространства посвящалось проблемам сектантства. Следует отметить, что антисектантская деятельность «ОЗОН» велась в контексте леворадикальных, коммунистических взглядов и идей основателя организации. Идей, пропаганде которых посвящалось остальное печатное пространство газеты «Личность» и которые, как правило, не разделялись большинством представителей белорусского сектоведения. В 2003 году «ОЗОН» прекращает свою работу в области сектантства.

        В апреле 1997 года при Минской Епархии Белорусской Православной Церкви по благословению Его Высокопреосвященства, митрополита Филарета был создан Информационно-консультационный Центр им.преп.Иосифа Волоцкого. Основное направление деятельности Центра заключается в сборе и анализе информации по нетрадиционной религиозности общества, выявлении тенденций, закономерностей, факторов влияющих на возникновение, миграцию, развитие, распад сект и культов и в исследовании других вопросов и проблем теоретического и практического сектоведения.

        В самом начале деятельности Центра Иосифа Волоцкого, его руководству пришлось искать ответ на один из основных вопросов любой науки вообще и современного сектоведения в частности: «Что конкретно является объектом изучения в сектоведении?». В самом сектоведении, на этот вопрос о «границах сферы компетенции сектоведов», нет однозначного ответа. Существует достаточно большое количество вариантов его решения, как правило, напрямую связанных определением понятия секты и сущности феномена сектантства. В рамках данного доклада у нас нет возможности расписать всю историю развития научных взглядов на сущность феномена сектантства, которую можно также назвать историей постоянного изменения границ сферы компетенции сектоведения. Поэтому кратко остановимся на пояснении значимости самого вопроса и на том его разрешении, которое было положено в основу информационно-аналитической деятельности Центра Иосифа Волоцкого.

        От того, как каждый сектовед изначально определяет сферы своей компетенции, будет зависеть как вся его последующая практическая деятельность, так и его теоретическая, научно-исследовательская работа. Определение границ происходит в большинстве случаев ситуативно, спонтанно и пассивно тогда, когда сектовед ориентируется более на практическую деятельность, консультативную, реабилитационную, или просветительско-популяризаторскую работу. В тех случаях, когда основной акцент ставится на информационно-аналитической, научной деятельности, ответ, как правило, глубоко и систематически продумывается. Границы сферы компетенции в деятельности любого сектоведа присутствуют всегда, даже если они им самим не осознаются, не операционализируются и распознаются лишь интуитивно. Более того, с течением времени эти границы у сектоведа могут меняться.

        Вне зависимости от того, пассивно или активно сектовед полагает для себя эти границы, сам факт их установки будет оказывать влияние не только на организацию его деятельности, но и на формирование в окружающем его обществе механизмов идентификации сектантства. «Знание о сектах» социально конструируемое в обществе формируется кроме всего прочего и под большим влиянием сектоведов. Соответственно «границы объекта сектоведения» принимаемые самим сектоведом будут одним из важнейших факторов формирующих аналогичные «границы представлений о сектах» в обществе. Чем большее количество форм нетрадиционной религиозности и конкретных сект и культов сам сектовед учитывает в своей деятельности, тем большее количество сект и культов будут идентифицироваться в обществе в качестве сект и культов (при условии, что сам сектовед систематически транслирует свои критерии в окружающее его общество). В тех случаях, когда секта или культ начинают идентифицироваться в качестве секты или культа, у них может из-за этого возникнуть целый ряд проблем, несколько осложняющих жизнь группы. Это может выражаться как в бытовой неприязни к ним со стороны членов общества, так и в целенаправленном преследовании со стороны СМИ и органов государственного управления, стремящихся как предотвращать и контролировать все возможные организованные формы деструктивного воздействия на общество и человека, так и своевременно оповещать об исходящей от них опасности.

        Иногда в результате не корректного «распознавания» и «идентификации» вполне понятная и естественная стратегия поведения СМИ, государства и сектоведов может давать разные сбои. «Гонениям» в этом случае могут подвергнуться вполне безобидные организации которые начинают безосновательно обвиняться в сектантстве, а действительно опасные группы при этом остаются не тронутыми. Альтернативный вид сбоя в идентификации предполагает безосновательное обозначение в качестве «сектантства» любых деструктивных и опасных групп, сфер и явлений современного общества (преступность, проблемы жизни личность, семьи, государства и общества и т.д.).

        Наиболее частый сбой в идентификации происходит тогда, когда действительно опасные секты и культы не распознаются сектоведами и обществом в качестве таковых и без препятствий занимаются своей деструктивной деятельностью. Чаще всего это происходит в силу отсутствия достаточного количества информации о негативной деятельности той или иной религиозной группы и из-за того, что сектоведы вполне закономерно концентрируются лишь на самых известных, крупных и наиболее проблемных сектах и культах в работе которых de facto присутствуют элементы деструктивного воздействия на человека и общество.

        Избежать сбоев в идентификации, или по крайней мере, свести их к минимуму со стороны сектоведов возможно в том числе при использовании общенаучной методологии анализа феномена сектантства, увеличении количества независимых экспертов оценивающих деятельность той или иной организации, и других мер позволяющих сделать работу сектоведа более эффективной, прозрачной, обоснованной и перепроверяемой.

        На стадии разработки и изучения возможных границ сектоведения в работе Центра Иосифа Волоцкого стало очевидно, что несмотря на многочисленные факты деструктивного воздействия сект на человека и общество, сама деструктивность и разрушительность той или иной секты либо культа не могут стать в основании принимаемого Центром определения границ сектоведения т.к. они являются величинами изменяющимися, динамическими, а не постоянными и статическими. Так, например, группа сатанистов учащая о необходимости убивать людей является потенциально деструктивной организацией, но до тех пор, пока это ее учение не будет реализовано в конкретных действиях, деструктивной назвать ее нельзя, хотя предупреждать общество о существующем в ней потенциале деструктивности просто необходимо. Культ, осуществление деятельности которого по определению не возможно без привлечения обмана и лжи является потенциально деструктивным. Но до тех пор, пока не найдутся люди, которые вопреки их свободному волеизъявлению будут реально обмануты в нем, говорить о его реальной деструктивности нельзя.

        Одна из задач сектоведа заключается в изучении степени потенциала деструктивности той или иной секты, и в анализе конкретных форм реализации данного потенциала в реальной жизни. Но ни потенциал деструктивности, ни реальная деструктивность конкретных сект и культов не могут стать в основании определения границ сектоведения. Однако существующая информация о группах в которых de facto на определенном этапе их развития был выработан этот потенциал и впоследствии реализован в действительности, позволяет сделать некоторые обобщения относительно их типа и основных структурных особенностей и характеристик. Именно эта типология форм современной религиозной организации основанная на обозначенных обобщениях и была принята в основании определения границ объекта сектоведения в Центре Иосифа Волоцкого.

        Таким образом, в информационно-аналитической работе Центра используется типология феномена сектантства учитывающая все без исключения формы и виды нетрадиционной религиозности общества в их взаимосвязи и изначально не несущая на себе никаких оценочных негативных, либо позитивных коннотаций. Анализ возможного потенциала деструктивности конкретных сект и культов и реальных фактов ее проявления проводится в Центре уже после нейтральной, научно обоснованной идентификации той или иной организации в качестве секты, либо культа. Критерии этой идентификации, и собственно сама типология включают в себя 5 основных типов нетрадиционной религиозности современного общества.

        Тип I. Секты и культы – организации, имеющие сильную организационную структуру, институт постоянного членства, систему норм и правил морально-этического поведения, а также всесторонне развитое вероучение, охватывающее все сферы бытия человека и мира. Практически всегда секты и культы имеют религиозную направленность и допускают возможность тотального пожизненного вовлечения человека в свою деятельность с полной или частичной изоляцией от внешнего мира. При этом различие между сектами и культами проводится по особенностям процесса их возникновения. Секта определяется как религиозная организация, отколовшаяся от традиционной религии мира, либо иной религиозной организации. Культ определяется как религиозная организация, образовавшаяся в результате радикальной инновации, т.е. в фундаментальном разрыве и дистанции с окружающей его религиозной средой. Временная граница, условно отделяющая секты и культы от иных форм религиозной организации, составляет 200 лет с момента основания организации. Классическими примерами сект и культов являются дианетика, мормоны, свидетели Иеговы, муниты, церковь последнего завета, великое белое братство, пятидесятники и т.д.

        По данным Центра Иосифа Волоцкого на 01 января 2007 года в Беларуси действовало 94 секты и культа.

        Тип II. Клиентурные культы (от англ. client cults) - организации, имеющие слабо развитую организационную структуру, институт временного членства и претендующие на полноту знаний в какой-либо конкретной сфере бытия человека и общества. Клиентурные культы предлагают ограниченный набор специализированных услуг за определенную плату или компенсацию и изначально не предполагают выстраивания долгих отношений со своими «клиентами». Временная принадлежность к ним заключается в прослушивании лекций, участии в семинарах, тренингах, сеансах исцеления или контактах с высшим разумом, инициациях, составлении гороскопов, гадании и т.д. Клиентурные культы могут иметь религиозную, псевдо-психологическую, экологическую, образовательную и др. ориентации. К клиентурным культам можно отнести весь спектр центров экстрасенсорного воздействия, магии, целительства, астрологические центры, псевдопсихологические группы на подобии академии Золотова, СИНТОНа, СИМОРОНа, центры оккультных и эзотерических наук и знаний, НЛО культы и т.д. К клиентурным культам в Беларуси можно отнести 296 организаций.

        В современном мире возникают наиболее часто именно клиентурные культы располагающие лишь институтом временного членства и по определению не рассчитанные на поддержание постоянного контакта со своими последователями. Еще до входа человека в клиентурный культ заранее предопределены как временный характер его пребывания в нем, так и его выход из группы. Для клиентурных культов невозможно по определению рассчитать численность их последователей, что ставит под вопрос любые имеющиеся статистические сведения о количестве последователей сектантства вообще. Сами клиентурные культы не спешат поделиться конкретными цифрами о людях, прошедших через их «семинары», «тренинги», «сеансы связи с космосом», «курсы исцелений и путешествий в прошлые жизни» и заплативших за них большие деньги, т.к. прекрасно понимают, насколько эта информация может быть нова и интересна для таких структур, как, например, налоговая инспекция или комитет государственного контроля.

        Указанное количество действующих в Беларуси сект, культов, клиентурных культов не является показателем как численности людей, в них вовлеченных, так и силы или слабости нетрадиционной религиозности в Беларуси в целом.

        Тип III. Аудиторные культы (от англ. audience cult) - отдельные индивиды или небольшие группы лиц, имеющие минимальную организационную структуру с системой регулярной трансляции религиозного или оккультно-мистического знания в массы и с полным отсутствием института членства. Наиболее распространенные формы аудиторных культов включают в себя теле-, радиопередачи, одноразовые публичные лекции, газеты, журналы или отдельные рубрики и статьи в них, книжную, аудио- и видеопродукцию оккультно-мистического содержания. Ни к чему не обязывающая «принадлежность» к аудиторным культам подразумевает заинтересованное чтение, прослушивание и просматривание обозначенных материалов, содержание которых рассчитано преимущественно на временное развлечение человека, поверхностное введение его в курс дела, а не на систематическое углубление его знаний. Для сектоведения представляет интерес как сам факт печатания гороскопов в религиозно нейтральных газетах и журналах, так и мимолетный интерес к ним у людей.

        С 1989 по 2007 года в Беларуси издавалось 94 наименования газет и журналов принадлежащих от начала до конца сектам, культам, клиентурным культам, или аудиторным культам. Кроме того, на территорию Беларуси ввозилось порядка 400 наименований русскоязычных сектантских газет и журналов. Из данного числа как аудиторные культы можно классифицировать 28 белорусских и 101 импортируемое сектантское издание СМИ. Все остальные принадлежат конкретным сектам, культам, и клиентурным культам. Тем не менее, все без исключения сектантские газеты и журналы можно классифицировать как аудиторные культы, по крайней мере всегда тогда, когда они не являются секретными и свободно распространяются в окружающем обществе. Большинство сектантских газет и журналов издаются не более 3-4 лет.

        К числу аудиторных культов можно также отнести регулярные выставки белорусских оккультно-мистических «художников» - Тамары Богдановой, Иларии Вечер, Юрия Москаленко. Последние вкладывают в свое искусство определенный оккультно-мистический смысл и предлагают соответствующую интерпретацию своих работ для посетителей. На этих выставках не редко можно купить репродукции их работ, которые несут на себе якобы целительную силу. То же относится к регулярным выставкам картин Рериха.

        На 01 января 2007 года в Беларуси известна деятельность порядка 228 целителей, магов, волшебников, гадалок и экстрасенсов активно рекламирующих себя в СМИ. В дополнение к ним известно порядка 24 индивидуально практикующих астролога также рекламирующих свою деятельность в СМИ.

        Тип IV. Оккультная среда общества очередной тип нетрадиционной религиозности состоящий из всего спектра не институциализированных нетрадиционных форм народной религиозности. Сюда относятся:

    • Приметы и суеверия;
    • Фрагменты нетрадиционных религиозных учений хаотично смешанные в сознании индивида;
    • Индивидуально практикуемые оккультные и псевдорелигиозные ритуалы и техники самопознания, саморазвития, просветления и т.д.;
    • Не систематически появляющиеся в СМИ материалы имеющие оккультный и псевдорелигиозный характер;
    • Книги, видео и аудиопродукция раскрывающая в себе соответствующие оккультно-мистические, псевдорелигиозные компоненты учения.

        На формирование оккультной среды общества оказывают влияние:

        а) традиционные религии общества, отдельные элементы которых могут использоваться людьми при конструировании ими своей религиозной идентичности в основе которой лежат оккультные идеи;

        б) секты, культы, клиентурные культы, аудиторные культы, идеи которых также влияют на формирование оккультной среды в каждом конкретном обществе.

        Оккультная среда общества была всегда во все времена. Главный носитель оккультной среды общества – само общество. Поэтому, в отличии от отдельных сект и культов, оккультную среду практически невозможно уничтожить. Оккультная среда нерасторжимо вписана в культуру и культурное наследие самого общества. В ней можно найти одно из онтологических оснований бытия самого феномена сектантства. В границах оккультной среды общества формируются потенциальные адепты сект, люди готовые в любой момент уйти в секту. Именно в рамках исследования оккультной среды общества должен впервые подниматься вопрос о наличии/отсутствии феномена сектантского сознания и его характеристик. Первостепенная задача сектоведа состоит в выявлении уникальных характеристик оккультной среды для того географического региона, в котором он сам находится.

        В отличии от всех остальных типов нетрадиционной религиозности оккультная среда общества наиболее сложно подвергается научному анализу. В связи с этим в Центре Иосифа Волоцкого уже несколько лет ведутся исследования в области методологии анализа оккультной среды общества, что в перспективе должно значительно облегчить исследование ее влияния, значения, функций и внутренних характеристик.

        Тип V. В качестве отдельного типа нетрадиционной религиозности можно выделить т.н. внутрицерковное сектантство. В данном случае имеются ввиду всевозможные формы нетрадиционных, языческих, оккультно-мистических верований и практик, существующих в границах традиционных религий мира. Такие народные формы религиозности, редуцирующие, дополняющие, подменяющие и не редко искажающие ортодоксальное вероучение, являются практически неконтролируемыми образованиями и сопровождают жизнь всех без исключения религий мира. К особым формам внутрицерковного сектантства в Православной Церкви относится:

    • смещение религиозного поклонения с Бога на священника, монаха, духовное лицо, сопровождающееся полным подчинением воле последнего. Создание в общине культа священника;
    • магическое мышление, полагающее автоматическую действенность любых религиозных обрядов вне зависимости от наличия или отсутствия у человека, их совершающего, личной веры в Бога и понимания смысла этих обрядов;
    • апокалиптизм, включающий в себя как нагнетание страха перед окружающей социокультурной средой и достижениями современной науки и техники, так и интерпретацию всех событий в мире в качестве однозначных признаков наступления в самое ближайшее время конца света;
    • политеизм, состоящий из гипертрофированного почитания святых «на все случаи жизни» при одновременном забвении поклонения Богу;
    • экстремизм, культивирующий ненависть к отдельным группам людей, которые представляются в качестве главного врага Церкви и источника всех ее бед и проблем. При этом предполагается необходимость ведения всех форм сопротивления этим группам, в качестве которых наиболее часто считаются масоны, сектанты, тайное мировое правительство, евреи, а также конкретные, как правило, западные страны.

        Внутрицерковное сектантство неизбежно присутствует во всех религиях мира. В самой неизбежности возникновения сект и откола их от религий состоит очередная онтологическая основа сектантства. В основании представленной типологии лежат переработанные и дополненные автором концепции Родни Старка, Уильяма Симса Бэинбриджа и Колина Кэмпбэлла.

    Доктор теологии Венского Университета,
    Мартинович В.А.

           


      © 2006-2012 Sektoved.ru Яндекс цитирования