СЕКТОВЕД. Сайт о сектах, лжеучениях, и деструктивных культах.
Сайт о сектах, лжеучениях,
и деструктивных культах
 
 
 
  • Главная
  • Новости
  • Энциклопедия
  • Статьи
  • О сайте
  • Вопрос-ответ
  • Поиск
  • Карта сайта

  •          

    Протоиерей Максим Козлов. Православие и инославие

    Хостинг в Новосибирске
           

    Зомби – как они есть (репортаж с петлей на шее)

    23-06-2010

    В распоряжение редакции попали шокирующие откровения человека, утверждающего, что вскоре после того, как он отказался вступить в секту «Свидетелей Иеговы» у него пропала десятилетняя дочь. В попытках разобраться, мы посетили собрание «свидетелей» и делимся впечатлениями.

    Предыстория такова. 26 мая 2003 года у Леонида Важенина пропала дочь. Утром ушла в поликлинику на процедуры и не вернулась. Леонид утверждает, что есть свидетели, видевшие, как ребенок садился в машину. «К незнакомым людям она бы не села, уверен, это были сектанты, к которым водила ребенка моя жена» - утверждает отец. Больше его дочь никто не видел. Леонид считает, что ее похитили члены действующей в Закамске секты «Свидетели Иеговы». Незадолго до пропажи дочери, рассказывает он, в секту вступила его жена. Сразу после этого из дома стали пропадать вещи и деньги. Попытки вернуть жену «на путь истинный» успехом не увенчались. Хуже того, он поясняет, что супруга насильно, против воли, приобщала к культу детей – пятилетнего сына и десятилетнюю дочь. Тогда, говорит Леонид, он разругался с одним из лидеров секты, сказал ему: «моим детям не нужна секта, вы их не получите». «Посмотрим» - загадочно ответил «духовный лидер». Через месяц после этого разговора дочь Леонида таинственно, среди бела дня, пропала. Совсем недавно убитый горем отец стал получать сообщения с обещанием вернуть ребенка назад, если он «вступит в организацию» и будет ее исправным членом.


    Один раз увидеть

    …это лучше, чем сто раз услышать. Поэтому мы, ничтоже сумняшеся, двинулись в секту. Пока машина пылила в Закамск к клубу «Химик», что на Гальперина, 6 – именно там и собираются «свидетели» - на ум приходило все, что приходилось слышать об этом культе. То, что «Свидетели Иеговы» крайне агрессивны и подозрительны. Что в их распоряжение прекрасно организованная сеть внутренних служб – от собственной СБ с боевиками-торпедами до грамотных психологов и жестких управленцев. То, что секта, по существу, коммерческая пирамида, созданная для получения колоссальных сверхприбылей с одурманенной «паствы» - выбитых из нормальной жизни людей с качественно промытыми мозгами. То, что штаб-квартира ее расположена в Бруклине (США). Что от религиозных конфессий ее отличает отрицание у человека души и скорый, хоть и отодвигаемый время от времени в будущее, конец света. Что есть «малое стадо» - 144 тыс. «избранников» - которые попадут «на небо». И есть «основные овцы» - принятые в «свидетели» и жестко выполняющие требования организации люди. Им обещано воскреснуть и наблюдать, как «малое стадо» во главе с Христом (ни больше, ни меньше) будет мучить и убивать неверных – «пособников сатаны» - читай всех остальных нормальных, не свихнутых на «свидетельстве» представителей рода человеческого. Еще выплывало из памяти, что «Свидетели Иеговы» не поощряют высшего образования, полагая, что драгоценную молодость надобно посвящать «служению боженьке» - по существу – воротилам от парарелигиозного бизнеса. Что им нельзя праздновать ни дни рождения, ни светские праздники, ни сдавать и переливать кровь и много, много еще чего.


    Врата ада

    В зал, где проходят собрания, мы подошли заблаговременно, за двадцать минут до начала. Народу было еще немного. В огромном зале кучковались, с тайной во взгляде, неопределенного возраста женщины и мужчины. Были и подозрительно тихие, какие-то пришибленные, на наш взгляд, дети. Женщины, в основном, в темных юбках, мужчины – в рубашках и светло-серых штанах. Заметив, что я фотографирую, ко мне быстрым шагом, практически бегом, приблизился мужчина с фигурой борца-профессионала. Широко улыбаясь, протягиваю ему руку.

    - Здравствуйте, как поживаете? Борец опешил, но руку пожал. Затем настороженно поинтересовался, кто я такой и откуда.

    - Корреспондент, - отвечаю – наслышан про ваше движение, хочу написать. Борец, назвавший себя Денисом, долго изучал редакционное удостоверение, после чего схватился за телефон.


    Первичная обработка

    В зал, между тем, подтягивался народ. Незнакомые женщины бросались ко мне с приветствиями. При этом вид у них был такой, как будто вместо незнакомого мужика в кресле сидел горшок с золотом. Здравствуйте – кричали они мне – меня зовут Ольга (Лена, Надя – не суть). Здравствуйте – в тон отвечал я – Как поживаете? – Хорошо! – кричали они – Рады познакомиться! Я говорил «О’кей» и отодвигался подальше.

    Тем временем вернулся Денис в компании человека в серых штанах с просветленным лицом. Снова - «здравствуйте – как поживаете – рад, рад – о’кей – как дела». Так по какому вы делу? – спрашивает меня владелец просветленного лица. Надо сказать, что вся эта гомерическая общительность стала меня несколько раздражать. А вы – кто – пастор? – спрашиваю. Отвечает, мол, нет, ну что вы, какой я пастор, просто, мол, погулять вышел. Так вы из газеты? Писать про нас будете? А, извините, в каком ключе? И, вообще, зачем? У нас, говорит, тут частная территория, так что уж, пожалуйста, расскажите, а не то мы вас отсюда попросим. – Частная территория? – удивляюсь – А разве клуб не имущество муниципалитета? Лицо на секунду лишается просветленного выражения, но быстро находится и отвечает, что зал арендовал частной организацией. Во избежание конфликта показываю ему удостоверение. Он нарочито долго и тщательно переписывает на бумажку все мои данные.


    У нас – длинные руки!

    Сказать, что за годы журналистской практики я никогда не сталкивался с угрозами, значит соврать. Но вот такого явного давления с полунамеками на то, что может со мной случиться, если я, не приведи бог, напишу что-нибудь «не то», пожалуй, не припоминаю. Нет, ничего явного. Все очень завуалировано и скрыто. И, если бы не желание во что бы то ни стало присутствовать на собрании, я бы, наверно, послал навязчивых собеседников куда подальше, чем, безусловно, спровоцировал бы, как минимум, локальный скандал. Мне, впрочем, не привыкать. Но любопытство победило и скрытые угрозы «свидетелей» отправились мимо ушей. Так вы пришлете к нам на согласование текст, перед тем как его публиковать – допытывалось «просветленное лицо»? Пришлю, отвечаю, если буду использовать прямую речь. А вот от согласования с вами своих впечатлений, пожалуй, воздержусь. «Лицо», назвавшееся к тому времени Олегом с фамилией Коньшин, выразило уверенность, что, в таком случае, мы еще встретимся. Что ж, может быть.


    Тайная вечеря

    К семи вечера зал стал почти полон. Я насчитал человек пятьдесят взрослых, и около пятнадцати детей – от трех-пяти до двенадцати-тринадцати лет. Заиграла какая-то музыка. Все встали и принялись гнусавить что-то навроде гимна. Минут через пять ведущий – им оказался Денис – возвестил тему собрания – изучение Библии. И началось изучение. Второй ведущий – тощий очкарик (тоже в серых штанах) читал отрывки текста. Затем вопрошал в зал о том, как следует их понимать. Люди несмело поднимали руки. По указанию пастора (или как там у них зовется ведущий) к желающим ответить бегала одетая в желтое женщина с микрофоном. И взрослые, порой, пожилые люди, отвечали дрожащими голосами, как первоклашки перед внушающим ужас строгим-престрогим учителем. Всем – позой, построением фраз, взглядами, голосом, демонстрируя абсолютную покорность. Зрелище было не для слабонервных. Надо ли говорить, что вырванные из контекста кусочки Библии трактовались так, как требовал «пастор». Бубнящие женщины покорно пересказывали трактовки, как тщательно выученный урок. Было противно. Картину спасали две девочки-близняшки лет четырех, которые сидели передо мной со строгим папой, по молодости лет положившие на всю эту ересь и весело дергавшие друг друга за косички.


    Страх

    Липкий, как черная смола, пропитывал атмосферу собрания. Страх полз, невидимыми флюидами, от человека к человеку. Страх чувствовался во всем. И я подумал, что же такое надо сделать с нормальными на вид людьми, чтоб погрузить их в такое плачевное состояние? То ли, действительно, пообещать конец света – в вступительной «молитве» звучала фраза «в эти последние дни», то ли запугать чем-то более реальным. Учитывая давление, которому перед собранием подвергся сам, склоняюсь, почему-то, к последнему варианту. А ведь открытые (условно) собрания в клубе – это лишь часть огромного айсберга. «Свидетели Иеговы» не только активно ходят «в народ» по квартирам вновь обращаемых, но и устраивают «квартирники» для продвинутых. О том, что там происходит, можно только догадываться.

    ***

    Таковы лишь непосредственные впечатления от посещения секты. Историю с пропажей ребенка, поведанную отцом, а также последовавшую за ней цепочку убийств и самоубийств, которую Леонид Важенин связывает с деятельностью секты едва ли не напрямую, мы попытаемся проанализировать в специальном расследовании в ближайшем выпуске «Пермского обозревателя».

    Пермские соседи Online

           


      © 2006-2012 Sektoved.ru Яндекс цитирования