[16.01.2021] Адвокат гуру

Итак, подследственный Н. В. Романов сообщил, что прекращает голодовку. Ничего удивительного: старый манипулятор понял, что фокус не сработал, массовой поддержки не вышло, так что лучше отложить умеренное членовредительство на потом. Все-таки наши правоохранители – не впечатлительная журналистка Ева Меркачева, их «дешевыми понтами» не проберешь. В очередной раз Романов отказался от своих слов и не стал за них отвечать. Но я рад за него – пусть покушает открыто, а не украдкой «смачивает водой рот» (а заодно и пищевод с желудком?).

Кроме того, я рад за подследственного Романова в связи с тем, что его самозванного защитника Ивана Миронова отстранили от ведения дела. Те видео с его участием, которые мне довелось увидеть, производят пугающее впечатление. Останься Миронов в деле и у Романова был бы шанс получить вдвое больший срок. Такое впечатление, что задачей горе-адвоката было утопить своего подзащитного, капитально усилив доказательную базу по всем экстремистским статьям. В своем весьма странном диалоге с Меркачевой он чуть ли не ко всенародному восстанию призывал ради освобождения «отца Сергия».

Впрочем, этот пост – о другом. Миронов, который характеризует себя, как «глубоко церковного православного человека» во всех своих публичных высказываниях сообщает, что не признает «предателя Гундяева» и не считает его патриархом. Тем не менее, говорит он, в Москве есть еще пара-тройка хороших священников в РПЦ, и он ходит к ним.

Боюсь, что этот «глубоко воцерковленный человек» не понимает основных принципов православной экклезиологии. Патриарх – это епископ города Москвы. Он (как и любой канонический епископ) является единственным законным совершителем церковных таинств. Но, поскольку он не может одновременно служить во многих местах, он рукополагает священников, которые замещают его в своих конкретных церквах. Каждому из них он выдает лицензию на совершение Литургии на месте его служения. Эта лицензия на церковном языке называется антиминс, и священник совершает Евхаристию буквально на этой лицензии – на развернутом антиминсе с подписью Патриарха (в других епархиях – с подписью своего правящего архиерея). Те священники, к которым, по его словам, ходит Миронов, служат в своих храмах по благословению Патриарха, поминают его в молитвах и когда расстилают на Престоле антиминс, целуют его подпись.

Как Миронов может не признавать Патриарха, но присутствовать на службах и причащаться у этих священников? Представим себе человека, который верит, что руководитель «фармакологического лобби» подсыпает яд во все лекарства, ставит провизоров во все аптеки и не разрешает им продавать ничего кроме своей отравы. Тем не менее, человек, верящий во все это, сообщает, что среди этих провизоров есть два хороших человека, и эти самые лекарства он приобретает у них. Звучало бы странно, не так ли? Какое значение имеют личные качества человека, если он поставлен на свое место злодеем-отравителем и торгует только его препаратами? Обычно, люди, разоблачающие «фармакологическое лобби» ходят ко всяким бабкам-экстрасеншам и лечатся приобретенными у них толчеными летучими мышами, жабьей кожей, отваром из дождевых червей и прочими аппетитными снадобьями.

Если Миронов не признает Патриарха Кирилла, то что ему мешает обратиться ко всяким «истинно православным» и «катакомбным» секточкам, которые точно поймут его горячее негодование и с радостью примут его в свои ряды. А так – клясть и не признавать Патриарха Кирилла, но при этом ходить в его Церковь – как-то глупо (да и нечестно) получается. Впрочем, романовцы оказались весьма резвыми на не самые разумные поступки: они и Путина костерили вовсю, но сразу после ареста их гуру стали просить его о помощи.

Друзья, из вас хоть кто-нибудь умеет отвечать за свои слова? Впрочем, каков поп, таков и приход.

АЛД
Iriney.ru


Проект Сектовед.ру создан в 2006 году, и поддерживается всё это время одним человеком. Вы можете ему помочь: