СЕКТОВЕД. Сайт о сектах, лжеучениях, и деструктивных культах.
Сайт о сектах, лжеучениях,
и деструктивных культах
 
 
 
  • Главная
  • Новости
  • Энциклопедия
  • Традиционные для России религии
    Нетрадиционные для России религии
    Деструктивные псевдохристианские культы
    Искажения православия и околоправославные секты
    Культы, основанные на "новом откровении"
    Культы восточного направления
    Теософия, оккультизм и группы движения "Новый Век"
    Сатанизм и примыкающие к нему культы
    Группы русского язычества и ультраправые организации
    Коммерческие культы
  • Статьи
  • О сайте
  • Вопрос-ответ
  • Поиск
  • Карта сайта

  •          

    Г. Мэйн. Древнейшая история учреждений

    Хостинг в Новосибирске
            Теософия, оккультизм и группы движения "Новый Век" » Школа Щетинина » В торсионных полях затерялся

    В торсионных полях затерялся

        За Михаилом Петровичем Щетининым я наблюдаю давно. Перед Текосом он обитал в станице Азовской (Северский район Краснодарского края), откуда и увлек значительную часть своих учеников и педагогов. С тех пор прошло уже более пяти лет.

        Примерно столько же длилось пребывание в Азовской, а перед этим были поселок Ясные Зори, село Зыбково, Кизляр. При этом ни публикаций, ни научных трудов у Щетинина никогда не было, не считая единственной брошюры "Объять необъятное" - о педагогических экспериментах в Зыбкове и Ясных Зорях. Несмотря на это, во время создания Российской академии образования после ликвидации союзной АПН Щетинин попадает в дюжину "академиков-основателей".

        Впрочем, в жизни выбранных для щетининского эксперимента сел и станиц его эксперимент не оставил ничего хорошего. И самого экспериментатора добрым словом нигде не поминают. В Текосе Щетинин основал интернат, и подавляющую часть его насельников оставили дети из Азовской, бросившие родителей для того, чтобы помчаться за Учителем в туманную даль. Другую часть нынешних текосцев составляют дети состоятельных, влиятельных и знаменитых людей, благодаря которым, возможно, осуществляется часть финансирования школы. Текосский интернат - государственное учебное заведение. Более того: это экспериментальная площадка федерального уровня, подчиняющаяся только Министерству образования РФ. Тем не менее на бюджетные деньги не построишь того, что вызывает умильное восхищение многих журналистов.

        Говорят, Михаил Петрович - верующий. Сам он называет себя православным. Вот и хорошо, будет о чем поговорить. Я ведь тоже человек православный. Да и день выпал праздничный: Пасха! Светлая седмица! Всемирная радость.

        Вот и Текос. Знаменитый пост охраны. Шлагбаум, солнцезащитный грибок, столик и несколько стульев. На посту - двое юных щетининцев. На их лицах - медитативная озабоченность (потом выяснилось: стяжают космическую энергию, подключаются к биоэнергетическому полю Земли).

        - Христос воскресе!

        На лицах замешательство, отражающее секундный сбой программы.

        Наконец отвечают: "Здравствуйте!"

        - А мы к Михаилу Петровичу. Можно?

        - Посидите, мы сейчас доложим.

        Двигаюсь внутрь комплекса. Встречаются дети, выражение лиц то же. Поведение муравьиное, слаженно-озабоченное. Подхожу к стене, на которой огромная, метровой ширины, лепнина: "РАССИЯ". Вот это школа! Неужели тут и грамоте не учат? Впрочем, РАССИЯ - это уже не правописание, но эзотерика. Из каждого слова, слога, звука Михаил Петрович умеет вывести целую вереницу важных смыслов и опять-таки связать эти смыслы в тесный мировоззренческий узел. "Ра-сия. Сия-ра. Сиять... Жи-ву. Я - вам. Жить не для себя..." (Кирьянова И. Плохой конец заранее отброшен. "Русское боевое искусство", №2-3, 1999).

        Наконец о нас доложено. Ждем ответа. В этот день у Щетинина представители ЮНЕСКО. Извинившись за свою занятость, Михаил Петрович просит пока осмотреть его комплекс. В провожатые нам дают дежурного администратора, "статную девушку с длинной темной косой, Елену Борзых, уже имеющую вузовские дипломы историка и социального педагога. Она преподает в Школе и учится на инязе, а к тому же... великолепно танцует, поет, рисует, готовит, шьет, вышивает и борется врукопашную" (там же).

        - А там, кажется, урок? - спросил я Елену Алексеевну.

        - Не урок, а встреча, или погружение.

        - А в какой предмет погружаются ребята?

        - В физику. Хотите посмотреть?

        В аудитории царило описанное всеми поклонниками Щетинина оживление. Поздоровались. Взглядом скольжу по страницам тетрадей. Примитивные задачки в одно-два действия.

        - А какую тему учите, дети?

        - Две сразу: теплоту и электричество.

        - Позвольте, да ведь это и не темы даже, это целых два РАЗДЕЛА физики! Их в разных четвертях изучают!

        - Очень просто. Там все законы одинаковые...

        - А что это у вас на стене висит?

        - Ах это... Это концепт.

        На плакате, плавно разворачиваясь, две спирали, в совокупности напоминая мягкую свастику, между своих рукавов удерживали геометрические и стереометрические фигуры.

        - Маша, объясни, пожалуйста, смысл концепта!

        Бойкая девчушка лет тринадцати, выйдя к плакату и ткнув в центр его указкой, прорекла:

        - Это - сверхплотная точка, из нее произошла Вселенная...

        - Вы имеете в виду Большой взрыв?

        Нет: она имела в виду другое, но что именно - человеческим языком не объяснишь. Напрасно "Учитель" считает, что у детей нет возраста. Согласитесь, не все рождаются идиотами, а чтобы воспроизводить щетининские вещания, надо лет десять упражняться в идиотизме: "...мы и есть та самая сверхплотная точка, из которой произошла Вселенная, которая настанет и которую мы будем вновь разворачивать в бесконечном времени и пространстве, совершенствуя связи...". Или: "Через энергоинформационное поле Земли я смогу выйти на космический Разум, на то самое структурированное поле, которое идет из генокода, из сверхплотной точки". ("Гармонии ищу в спасении души". Философская концепция М.И. Щетинина, "Народный учитель", 18 декабря 1989 г.). Да, без концепта ребенку здесь не обойтись - а взрослому, похоже, без поллитры.

        Мое недоумение выпустило наружу вихрь торсионных полей, туго забитых в несчастные детские головы.

        - Да вы хоть знаете, зачем купол у храма? - сочувствуя моей темноте, вопросило сазу несколько присутствующих гениев.

        Я, как православный, некоторое понятие о символике храмовой архитектуры имею.

        - Темнота! Физику учить надо! Там же ведь торсионное поле собирается!

        - Ну хорошо. А как вы живете?

        - Посмотрите.

        Входим в корпус, где живут мальчики. В зданиях чистота идеальная, сравнимая только с чистотой казарм дисциплинарного подразделения. На каждой койке по экземпляру холодного оружия. Здесь нагайка, там нунчаку, тут саперная лопатка, а вот самодельный меч-кладенец, длиной с метр.

        Однако все кончается, и наш осмотр тоже. Вернувшись к кабинету директора, я сижу в приемной и беседую в ожидании встречи с одной из заместительниц Щетинина. Мои безобидные, но прямые вопросы вызвали настороженность:

        - Вы что, экзаменовать нас приехали?

        ...Нервность хозяина ощутилась сразу. После нескольких первых фраз следует не слишком дружелюбное, но конструктивное предложение:

        - Может, вам сосуд предложить для сбора грязи, за которой вы сюда приехали?

        - А все-таки, Михаил Петрович, правда, что Христа к нам из Атлантиды прислали?

        - Вам-то какая разница, что вы меня об этом спрашиваете?

        - Да ведь вы сами так говорили! (см. Боссарт А.Б. Парадоксы возраста или воспитания, 1991). А может, написали о вас неправильно? Михаил Петрович! У вас же иконы в кабинете, а дети ваши на физике о торсионных полях, о сверхплотных точках, о магическом воздействии ерунду несут.

        - Этого не было! - подала голос Елена Алексеевна.

        - Да что вы, вы же сами со мной час назад были на уроке... то есть на погружении...

        Вдруг Щетинин напрягся, его взгляд уперся в моего спутника, нажавшего кнопку наручных часов. Может, он думает, это магнитофон?

        Да, не только вихри торсионных полей, но, кажется, и вихри враждебные веют над буйными текосскими головами. Ощущение опасности постоянно нагнетается. Еще бы, ведь "в академика Щетинина стреляли", как сообщает его друг и соратник Владимир Мегре в третьем томе своей эпопеи. Говорят даже, что в Текосе всегда имеется машина на ходу, а ближайшие к Щетинину ученики и педагоги вооружены охотничьими ружьями. Беседа подходит к концу. 

        Идем на волю мимо легендарного баяна, без которого едва ли обходится хоть одна фотография Михаила Петровича, мимо "Человека с филином" - известная картина Константина Васильева, воспроизведенная местными талантами на стене кабинета. Человек сильно смахивает на Щетинина.

    Константин Демидов

           


      © 2006-2012 Sektoved.ru Яндекс цитирования