СЕКТОВЕД. Сайт о сектах, лжеучениях, и деструктивных культах.
Сайт о сектах, лжеучениях,
и деструктивных культах
 
 
 
  • Главная
  • Новости
  • Энциклопедия
  • Традиционные для России религии
    Нетрадиционные для России религии
    Деструктивные псевдохристианские культы
    Искажения православия и околоправославные секты
    Культы, основанные на "новом откровении"
    Культы восточного направления
    Теософия, оккультизм и группы движения "Новый Век"
    Сатанизм и примыкающие к нему культы
    Группы русского язычества и ультраправые организации
    Коммерческие культы
  • Статьи
  • О сайте
  • Вопрос-ответ
  • Поиск
  • Карта сайта

  •          

    Искусство Церкви. Факультет церковных художеств

    Хостинг в Новосибирске
            Культы восточного направления » Карма Кагью » Необуддийская миссия ламы Оле Нидала. Доклад на международной конференции "Тоталитарные секты и демократическое государство"

    Необуддийская миссия ламы Оле Нидала. Доклад на международной конференции "Тоталитарные секты и демократическое государство"

    ...центральным путем в Кагью является путь «Гуру-йоги», медитации на Ламу. Благодаря преданности и способности видеть Ламу как Будду раскрываются драгоценные качества нашего ума, и мы отождествляемся с совершенным состоянием Ламы.
    Лама Оле Нидал

        Всечестные отцы, братья и сестры, дамы и господа.

        Мне предстоит не менее сложная задача, чем та, которую пытался решить Андрей Дмитриевич Редкозубов, рассуждая на тему, относится ли ваххабизм к сектам вообще и тоталитарным и деструктивным в частности или нет. В данном случае нам придется выяснить то же самое относительно миссии, точнее, сети центров, основанных в странах Запада, а также у нас, в России, современным буддийским миссионером, датчанином по происхождению, ламой Оле Нидалом.

        Данную проблему можно представить в виде следующих вопросов:

    • Можно ли считать миссию Оле Нидала необуддийской?
    • Можно ли считать организацию Оле Нидала сектой?
    • Если да, является ли она тоталитарной?
    • Каковы социальные последствия деятельности Оле Нидала, является ли она деструктивной?

        Прежде чем попытаться дать ответы на эти вопросы, нужно сделать несколько предварительных замечаний касательно истории буддизма в России.

        Буддизм в России существует с XVII-начала XVIII вв.. когда на территорию нашей страны пришли монгольские племена кочевников-скотоводов: калмыки (ойраты) - в низовья Волги и буряты - в Забайкалье. Они принесли с собой тибетский буддизм, или ламаизм, причем в форме Гелуг-па (тиб. «школа монастыря Гэ»), который начал распространяться среди монголов со второй половины XVI в. Термин «ламаизм» происходит от слова «лама» (тиб. «высочайший»), представляющего собой тибетский эквивалент санскритского «гуру» -«учитель». В ламаизме традиционная трехчленная формула исповедания буддизма, включающая призывание «трех драгоценностей» - Будды, дхармы (учения Будды) и сангхи (буддийской общины), дополняется обетом ламе, причем лама считается квинтэссенцией первых трех прибежищ; без его помощи невозможно достичь спасения, понимаемого в северном буддизме как пробуждение сознания и достижение состояния Будды.

        Следует пояснить, что в тибетском буддизме существует четыре школы. Гелуг-па - господствующая на Тибете школа - была создана в начале XV в. реформатором Цзонхапой (1357-1419), который упорядочил различные буддийские традиции, восстановил безбрачие лам и создал систему 20-летнего регулярного образования духовенства. Далай-лама, один из первоиерархов школы Гелуг, является главой тибетских и монгольских буддистов.

        Только ламаизм Гелуг-па является традиционной для России религией, прежде всего в трех регионах нашей страны: Калмыкии, Бурятии и Туве. В настоящее время большинство буддистов Гелуг-па объединены в три этнических сообщества: крупнейшее - Буддийская традиционная сангха России (объединения бурят), которую возглавляет Пандито Хамбо-лама Дамба Аюшев; Объединение буддистов Калмыкии и Управление Камбы-ламы Республики Тыва.

        Начиная с конца 1980-х гг., традиционный буддизм переживает в России возрождение, однако при этом у нас появились миссии и других направлений буддизма, включая миссии трех так называемых старых, то есть дореформенных, школ ламаизма. Они ведут активную прозелитическую работу как среди традиционно буддийских народов, так и среди русских и других этносов России.

        Число русских буддистов на сегодняшний день - несколько тысяч человек, при этом к традиционным для России объединениям буддистов принадлежат буквально единицы. Из более двухсот буддийских объединений России традиционных этнических уже менее половины.

        Крупнейшей нетрадиционной буддийской организацией на территории нашей страны стала «Российская ассоциация буддистов школы Карма-Кагью», в которую входят 66 местных организаций в России и Белоруссии. Таким образом, более четверти всех буддийских объединений России составляют общины Карма-кагью. Формальным главой «Российской ассоциации Карма-кагью» является президент, однако в действительности все общины подчиняются своему основателю - ламе-датчанину Оле Нидалу, самому активному проповеднику европеизированного варианта Карма-кагью на Западе и в России.

        Что же такое школа Карма-кагью и кто такой лама Оле Нидал?

        Карма-кагью - это наиболее крупная и влиятельная субтрадиция в рамках Кагью-па - одной из трех дореформенных школ тибетского буддизма. Название «Кагью-па» означает «Школа тантры», или «Школа преемственности». Ее основание приписывается знаменитым тантрическим йогинам из Индии Тилопе и Наропе (XI в.), которые считаются магами и чудотворцами. В том же XI в., благодаря другому известному деятелю тантрического буддизма, Марле, Карма-па попала на Тибет. Многие тантрические йогины не были монахами или были ими только формально. Они вступали в брак или вели беспорядочный образ жизни. В реформированной школе Гелуг тантрические практики доступны только для тех лам, которые показали наибольшие успехи в овладении буддийской философией и медитацией, причем сексуальные элементы оставлены в этих практиках только в символическом виде. Тогда как в старых дореформенных школах, включая Карма-кагью, в основе которых лежит тантризм, до сих пор встречаются, хотя и не часто, женатые ламы.

        Школу Карма-кагью возглавляет первоиерарх с титулом Кармапа. На сегодняшний день это Кармапа XVII. По своему статусу Кармапа считается третьим иерархом Тибета (после Панчен-ламы и Далай-ламы). В школе Карма-кагью почитание лам развито особенно сильно, что является характерной чертой тантрического буддизма. Прежде всего это почитание относится к Кармапе, по отношению к которому последователи Карма-кагью должны, по крайней мере по мнению Оле Нидала, проявлять безграничную личную преданность.

        После оккупации Тибета коммунистическим Китаем в середине XX в., Далай-лама, Кармапа и множество других лам эмигрировали в Индию. Спустя какое-то время некоторые ламы перебрались из Индии в страны Запада, где стали приобретать себе последователей из числа европейцев и американцев. С другой стороны, с Запада в «Индию духа», начиная с 1960-х гг., двинулись в поисках приключений хиппи и представители других молодежных субкультур. Кто-то из них искал более глубокий «религиозный опыт», кто-то психоделический, кто-то «тантрический» (в смысле экзотических форм блуда), для кого-то все это было едино, а кто-то вообще совмещал «приятное с полезным»: «духовный поиск» с поиском поставщиков дешевых наркотиков на западные рынки.

        Поначалу объектом интереса западных «искателей» были индуистские, даже чаще неоиндуистские гуру. Но вскоре паломничество стало массовым, и гуру-индуисты, особенно популярные «бизнес-гуру», приобрели в глазах нонконформистов оттенок некоторой «попсовости». И тут самые упорные «искатели» нашли в северной Индии тибетских лам.

        Одним из таких «искателей» и был датчанин Оле Нидал. Он родился в 1941 г. С I960 по 1969 г. учился и затем преподавал в университете Копенгагена. Параллельно с учебой, с начала 1960-х г., Нидал примкнул к раннему движению европейских хиппи. Он также увлекался гонками на спортивных мотоциклах и был постоянным участником уличных драк. По его собственным словам, он употреблял все виды наркотиков, которые, как он считал вслед за проповедниками «психоделической религии», отворяют «врата восприятия», расширяют сознание и способствуют «путешествиям» в совершенно необычные миры. Наконец Нидал занялся контрабандой золота и наркотиков из Азии в Европу. В поисках новых сильных ощущений и новых источников дешевых наркотиков он путешествовал по Азии вместе со своей женой Ханной. Попав в одном из путешествий в Непал, Нидал познакомился с ламой школы Карма-кагью. В 1969 г., во время своего третьего путешествия в Непал, он встретил Кармапу XVI и стал его учеником. В 1970 г. Оле и Ханна приняли буддизм. Простершись перед Кармапой и принеся обет полной и безоговорочной преданности ему, Оле получил имя Карма Лоди Джамцо. В конце церемонии посвящения Кармапа сказал Оле и Ханне: «Вы должны иметь доверие ко мне как к Будде».

        Нидал утверждает, что уже в 1972 г., то есть спустя лишь два года после формального принятия буддизма, Кармапа посвятил его в ламы и послал в Европу с заданием создавать центры Карма-кагью на Западе, чем он и начал активно заниматься.

        Вскоре Оле Нидал добился аудиенции у датской королевы Маргариты и организовал визит Далай-ламы в свой центр в Копенгагене. В 1970-х гг. Нидал организовывал поездки Кармапы и других лам Карма-кагыо по Европе. Кроме того, до начала 1980-х гг. Нидал вместе со своими учениками совершал ежегодные паломничества в Индию к Кармапе с краткими визитами к Далай-ламе.

        Во второй половине 1970-х гг. Кармапа объявил Оле Нидала «излучением» Махакалы. Нужно, наверное, пояснить, что Махакала (санскр. «Великий черный») — это один из дхармапал, то есть «защитников дхармы (буддизма)», которыми буддийские миссионеры в свое время объявляли демонов индийцев, тибетцев и монголов. Это было своеобразным миссионерским приемом - заявить, что боги и демоны, почитаемые данным народом, приняли буддизм, а значит и весь народ должен последовать их примеру. Деятели буддизма вообще не стремились искоренить местные формы колдовства, шаманизма и многобожия, а старались ввести их в буддийский контекст. Так, почитание дхармапал было постепенно переосмыслено в буддийском ключе. Многие из них стали считаться гневными формами будд и бодхисаттв. сохранив свой демонический облик, который воспроизводится на их изображениях и в сознании буддиста во время медитации.

        Махакала, явлением которого считает себя Нидал, - это «принявший буддизм» Шива в своей тантрической форме повелителя демонов. Он изображается с телом черно-синего цвета, с ожерельем из мертвых голов и серьгами из костей, с налитыми кровью тремя глазами, с оскаленной клыкастой пастью, со свирепой мордой, в окружении языков пламени. В руках Махакала держит оружие для уничтожения внутренних и внешних препятствий в буддийской практике, включая врагов буддизма.

        Часто Махакалу изображают совокупляющимся с дакиней (демоницей) или с тибетской богиней Балдан Лхамо (верхом на муле, посреди моря крови и огня), которые, по представлению тантристов, символизируют мудрость. С точки зрения Ваджраяны (тантрического буддизма), почитание гневных форм будд и бодхисаттв должно вести к скорейшему осознанию природы всех без исключения существ как единой, недвойственной природы пробужденного Ума, то есть Ума Будды.

        На вторую половину 1970-х гг. приходится основание первого центра Карма-кагыо в Восточной Европе - в Польше. Затем, по словам Оле Нидала, Кармапа поручил ему весь «восточный блок», вплоть до Японии.

        На сегодняшний день по всему миру существует более 400 центров, основанных ламой Оле Нидалом и его учениками. Около половины из них приходится на страны Восточной и Центральной Европы, включая Россию. Численность учеников Оле Нидала в мире, по его собственным словам, - 6 тысяч человек. Получается, что средняя численность адептов в центрах Карма-кагыо - 15 человек. Однако число приходящих на выступления Нидала во время его посещения местных центров на порядок больше. Например, только курс Пховы (йоги осознанного умирания) с 1983 г. прошло более 35 тысяч человек. Большинство из посещавших выступления и курсы ламы Оле Нидала, прослушавших его лекции и получив посвящения, которые тот дает всем без разбора, не стали последователями Карма-кагью, многие не стали даже буддистами. Эта публика воспринимает Нидала через призму мировоззрения «Ныо эйдж» как одного из целого ряда «духовных учителей».

        В 1988 г. Нидал получает в Дании признание своего статуса буддийского священнослужителя со стороны государства, что, в частности, дает ему право официально совершать похороны и заключать браки (признанные в Дании религиозные организации наделяются правом регистрации актов гражданского состояния). В том же году Оле Нидал впервые посетил нашу страну, въехав инкогнито через финскую границу. С утра до вечера он проповедовал и давал посвящения на ленинградских квартирах, и в результате возникли первые центры в Ленинграде и Таллине.

        В 1989 г. Оле Нидал посетил Москву, где провел лекцию в архитектурной мастерской, располагавшейся в Рождественском монастыре. Но центр в Москве появился только в 1991 г. «Московский Буддийский центр» (официально название организации московских последователей Оле Нидала) переезжал с места на место, пока не занял большую коммунальную квартиру на Петровском бульваре. Общины «Российской ассоциации буддистов школы Карма Кагью» есть во всех крупных городах нашей страны. Они разбиты по девяти регионам (включая Белоруссию). Штаб-квартира ассоциации находится в Санкт-Петербурге. У ассоциации есть свое учебное заведение- филиал «Международного института Кармапы» (Элиста, Калмыкия), есть свои сайты в Интернете. Численность последователей Оле Нидала в России и Белоруссии - около 2 тысяч человек.

        Теперь мы можем вернуться к вопросам, поставленным вначале выступления.

        1. Можно ли считать миссию Оле Нидала необуддийскои?

        По мнению Оле Нидала, этнический буддизм в странах своего традиционного распространения практически себя изжил, став излишне формализованным, цепляющимся за внешнее. Культура народов, исповедующих буддизм, не имеет особой ценности и не должна переносится на Запад. То есть буддизм должен быть отделен от порожденной им традиционной культуры, в данном случае тибетской, и в таком очищенном виде соединен с культурой европейской. Лама Оле говорит, что он несет людям новый, молодой, западный, передовой, свежий и сильный буддизм. Таким образом, он сам называет свой вариант буддизма новым. «Новый буддизм» - это и есть необуддизм, если говорить кратко.

        Каким образом эта установка на необуддизм реализуется Оле Нидал ом? Прежде всего, в его образе жизни. Он отказался от традиционных одежд буддийского духовенства. Перед аудиторией он обычно выступает в джинсовых брюках, куртке и футболке черного цвета или тельняшке. Ведет себя довольно развязно, может, например, снять носки и положить ноги на стол на всеобщее обозрение.

        Продолжает заниматься экстремальным спортом: прыжками с парашютом и ездой на мотоциклах со скоростью 200 км/ч по горным дорогам, полагая, что его хранят будды.

        В своей миссионерской работе Оле Нидал использует элементы методики американских евангелических проповедников. За основу берутся публичные выступления перед большими аудиториями, по окончании которых Нидал призывает принимать «Прибежища», то есть буддизм. В начале 1990-х гг. в России в течение нескольких дней более тысячи человек приняли «Прибежища» после выступления Оле Нидала. Как уже было сказано, далеко не все из тех, кто таким образом принял буддизм, начали затем посещать местный центр Карма-кагью или каким-либо еще образом практиковать буддизм.

        Но все это можно было бы отнести к разряду специальных буддийских приемов - «упая» (санскр. «уловки») - для привлечения публики к учению Будды, пусть и применяемым не очень удачно.

        Гораздо серьезнее те аспекты учения и жизни Оле Нидала, которые входят в противоречие с традиционной буддийской (и не только буддийской) этикой.

        Оле Нидал ест мясо и употребляет алкоголь, апеллируя к примеру основателей школы Кагью. Однако уже много веков в школе Карма-кагью такое вызывающее, нарушающее основные заповеди буддизма поведение считается особыми приемами великих йогинов прошлого и не одобряется для лам. Тем более что Нидал пьет спиртное, конечно, не в одиночестве. Например, свою первую проповедь в Москве лама Оле начал с того, что угостил всех присутствовавших коньяком.

        Оле Нидал женат. Он отрицает необходимость безбрачия для лам и вообще проповедует немонашеский,  мирянский буддизм, что, конечно же, довольно скандально для тибетского буддизма: даже в старых тантрических школах женатые ламы встречаются редко и не занимают серьезного положения в иерархии. Вследствие таких взглядов, вскоре после начала деятельности Оле Нидала на Западе у него начинаются разногласия с теми ламами школы Карма-кагью, которые представляли в Европе аутентичный тибетский буддизм, в частности с ламой Калу Ринпоче, бывшем в свое время одним из учителей Оле Нидала, В результате Оле Нидал был вынужден отказаться от титула ламы более чем на 10 лет. Однако, несмотря на противоречия с буддийскими учителями в Европе, Оле Нидал сохранял некоторый статус за счет своей личной преданности Кармапе. В период с 1976 по 1981 г. Кармапа, будучи в США и во Франции, несколько раз публично подтверждал, что Оле Нидал является ламой.

        Тем не менее только в 1988 г. Кюнзиг Шамар Ринпоче, один из верховных лам Карма-кагыо, провозгласил Оле Нидала ламой официально.

        Далее. В традиционном буддизме запрещены такие виды деятельности, как торговля наркотиками и собственным телом, то есть проституция. По поводу торговли наркотиками Оле Нидал не говорит, что это категорически запрещено, он говорит, что трудно быть буддистом и одновременно торговать наркотиками. Ведь он сам, фактически уже став буддистом, не сразу прекратил заниматься контрабандой наркотиков. А вот проституцию Оле Нидал вполне оправдывает и считает, что проститутки и те, кто пользуется их услугами, вполне могут быть буддистами.

        Оле Нидал вообще допускает такие виды сексуальных отношений которые в буддизме считаются недопустимыми. Собственно говоря, он пропагандирует «свободную любовь» без каких бы-то ни было ограничений, за исключением сексуального насилия, кровосмешения и «разрушения чужих отношений».

        Различные формы сексуальных извращений, включая гомосексуализм, он также считает приемлемыми для буддиста. Сам Оле Нидал, похоже, и подает пример «свободной любви». Он имеет сопровождающую его в поездках постоянную любовницу Кати Хартунг (об этом говорят знающие его люди, да и сам он не особо это скрывает) и, судя по его откровениям с адептами и другим косвенным свидетельствам, вступает в сексуальные отношения со своими последовательницами. Во время одного из выступлений, на вопрос, есть ли у него дети, Оле Нидал ответил: «По-моему, у меня есть ребенок в Париже. Конечно же. наша семья очень здоровая, и иногда действительно задумываешься о том, чтобы передать кому-нибудь свои гены. Если ко мне приходит умная женщина с желанием вырастить от меня ребенка, не вовлекая меня в юридические формальности. - я дам ей этого ребенка... я не могу позволить себе иметь много детей, так как во многих местах подписываюсь в качестве ответственного за собственность для Кармапы. Если у меня появятся наследники - это будет проблематично».

        Появление СПИДа, как известно, заставило сторонников «свободной любви» вспомнить об осторожности. Оле Нидал, в числе прочих, стал горячим приверженцем презервативов, которые он даже поставлял в нашу страну в качестве гуманитарной помощи. Лама Оле приветствует использование всех противозачаточных средств, не вдаваясь в то, что многие из них являются абортивными, тогда как, согласно буддийскому учению, ум соединяется с телом в момент зачатия и, следовательно, аборт - это убийство (чего не отрицает и Оле Нидал).

        Такая «раскрепощенность» Оле Нидала, конечно же, не может не вызывать смущения и даже возмущения у традиционных буддистов России. Санжей-лама, московский представитель Хамбо-ламы Дамбы Аюшева. на вопрос автора доклада об отношении Буддийской традиционной сангхи России к деятельности Оле Нидала, ответил, что хотя Оле и законно посвященный лама, «он развращает нашу молодежь». Действительно, Оле Нидал проповедует несвойственную буддизму мораль и в регионах традиционного распространения буддизма.

        Кроме того, Санжей-лама сослался на изменившуюся в последние годы позицию Далай-ламы, который больше не поддерживает Оле Нидала. Последний, в свою очередь, критикует Далай-ламу за предпринимаемые тем усилия по нормализации отношений с правительством Китая. Фактически, лама Оле Нидал оказался в расколе с большинством тибетских буддистов. Этот раскол, возникший еще в начале 1990-х гг., особенно обострился в 2000 г., в связи с побегом из Китая юного Кармапы XVII.

        Здесь нужно сделать небольшое отступление и напомнить, что в Средние века на Тибете, благодаря как раз школе Карма-кагыо, утвердился институт «перерожденцев». Считается, что высшие ламы после своей смерти сознательно перерождаются в новых телах. Для поиска такого «перерожденца» большое значение имеют указания покойного иерарха, сделанные им перед смертью, прорицания оракула, астрологические вычисления, а также особые процедуры идентификации претендентов. На время поиска и воспитания преемника очередного иерарха исполнять его обязанности надлежит регентам. Бывало, что различные заинтересованные группы в среде буддийского духовенства по политическим и иным мотивам вступали между собой в борьбу за признание своего кандидата «перерожденцем». Так произошло и в случае поиска преемника Кармапы XVI, умершего от рака в Чикаго в 1981 г.

        Буддийские ламы Тибета, а вместе с ними и Далай-лама, который ссылался на тайное письмо Кармапы XVI, признали семнадцатым перерождением Кармапы Ургьена Тринле. В таковом качестве он был признан и китайскими властями. Однако часть лам-эмигрантов, настроенных резко антикитайскн, объявили Кармапой XVII Тхайе Дордже. К последним присоединился и лама Оле Нидал. В 1992 г. Тхайе Дордже, будучи девяти лет от роду, в свою очередь признал полномочия Оле Нидала. В январе 2000 г. Ургьен Тринле бежал из Тибета в Индию. На сегодняшний день большинство лам во главе с Далай-ламой признают Ургьена Тринле законным Кармапой XVII, а ламы-раскольники, включая Оле Нидала, считают его агентом китайских спецслужб.

        Мы не будем рассматривать вопрос об аутентичности передачи Оле Нидалом учения буддизма в версии школы Карма-кагъю, поскольку это потребовало бы слишком много времени. Отметим только, что лама Оле стремится к максимальному упрощению буддийского учения, даже переводит на европейские языки имена собственные персонажей пантеона ламаизма.

        Итак, миссию ламы Оле Нидала можно с полной уверенностью считать в социально-культурном отношении необуддийской.

        2. Можно ли считать организацию Оле Нидала сектой?

        Мы имеем в виду понятие «секта» в качестве религиоведческого термина. Для секты характерно, во-первых, противопоставление себя той религиозной традиции, от которой данная секта отделилась; во-вторых, противостояние культурообразующим религиям, традиционным для данной страны или региона («материнская» и «господствующая» в стране религиозная традиция может быть одной и той же). Во втором случае речь идет о, применительно к Западу, римском католицизме и протестантизме, применительно к России - о Православии и, на региональном уровне, об исламе и о ламаизме школы Гелуг.

        О том, что Оле Нидал определенным образом противопоставляет свой «новый буддизм» традиционному и даже оказался в расколе с Далай-ламой, было сказано выше. Можно добавить, что в 1989 г. он выпустил книгу, в которой критиковал миссию традиционных буддистов на Западе, и, в результате, его отношения со многими традиционными ламами ухудшились еще больше.

        Есть и еще одно обстоятельство. Для новообращенных в буддизм европейцев и россиян характерна многошкольность. Даже если новообращенные причисляют себя к какому-то определенному направлению буддизма, они, как правило, принимают посвящения в нескольких школах, причем нередко даже разных региональных традиций (и тибетской, и дальневосточной). Пользуется популярностью Риме - движение тибетского буддизма, возникшее в XIX в. и ратующие за приобщение ко всем трем дореформенным школам ламаизма (к Риме принадлежит, например, рок-музыкант Борис Гребенщиков). 

        А вот Оле Нидал не разрешает своим последователям принимать посвящения в других школах и пользоваться наставлениями их учителей. Кроме того, он рекомендует читать только свои книги.

        Начиная с 1978 г., Нидал написал несколько книг, часть из которых сейчас издана и на русском языке. Правда, после того, как ученик их хорошо усвоит, ему разрешается читать книги других учителей тибетского буддизма, в первую очередь- школы Карма-кагью.

        Что касается христианства, то Оле Нидал, признавая его успехи в социальной работе и превосходство в организации, считает, что во всем остальном оно уступает буддизму: христианство нелогично, основано на слепой вере, а не на опыте, поэтому христиане верят в «бога с бородой», и вообще, христианство - удел глупых и ограниченных, а буддизм - умных и с широкими взглядами.

        Правда, под буддизмом Оле Нидал понимает в основном западный необуддизм, а традиционных буддистов он также называет не слишком сообразительными, неумными и тому подобным.

        Нидалу свойственно весьма резко высказываться о других религиях и их лидерах. Римского папу он называет «совершенно безумным» из-за того, что тот не разрешает римо-католикам пользоваться презервативами. Русской Православной Церкви он приписывает «ярко выраженную паранойю по отношению к другим религиям», очевидно имея в виду опасения православных христиан по поводу его деятельности. Но особенно негативно Оле Нидал относится к исламу. Его претензии
    сводятся к трем пунктам: 1) мусульмане преследовали буддистов в Средние века (притеснения буддизма в прошлом и настоящем Оле Нидал ставит в вину также индуизму, господствующему в Индии и Непале - странах, давших приют тибетским иммигрантам); 2) ислам плохо относится к женщинам, особенно тем, что «принуждает» их рожать много детей (и индуистов он в этом обвиняет также); 3) ислам угрожает западным либеральным ценностям, поэтому должен быть изгнан из Европы. Нужно добавить, что некоторые заявления ламы Оле о «черных и коричневых» (в его терминологии) народах, особенно об арабах, граничат с расизмом.

        Получается, что все крупнейшие религии мира стали объектом нападок Оле Нидала. При этом он весьма благожелательно, хотя и с легкой иронией, отзывался о Сёко Асахаре и желал ему успеха (правда, еще до того, как «Аум Синрикё» была уличена в терроризме) и о Махариши Махеше Йоге, лидере псевдоиндуистской секты «Трансцендентальная медитация».

        С другой стороны, Оле Нидал, как вы уже, наверное, поняли, не является противником или критиком того образа жизни, который господствует на Западе и основывается на либерализме и отвержении основных моральных ценностей христианства. Его последователи почти никак не должны менять свою жизнь, разве что отказаться от некоторых крайностей. Даже употребление наркотиков Нидал хотя и не приветствует, но и не запрещает. Таким образом, организации Оле Нидала, действующей на Западе, не присущ такой признак секты, как закрытость по отношению к внешнему миру.

        Однако о России нельзя сказать, что образ жизни большинства ее граждан определяется специфическими западно-либеральными ценностями, принятие которых в их совокупности означает отход от традиционно-религиозной этики. Для молодежи российских мегаполисов, в большинстве далекой от традиционной культуры и не имеющей религиозных корней нравственности, присоединение к организации Оле Нидала не означает смены культурно-этической парадигмы. Но для молодежи средних и малых городов России это, видимо, в значительной степени именно так. Еще раз напомню слова Санжей-ламы об Оле Нидале: «Он развращает нашу молодежь».

        В силу вышесказанного, организацию Оле Нидала в России можно считать сектой, хотя и с некоторыми оговорками.

        3. Является ли секта Оле Нидала тоталитарной?

        Наличие в группе авторитарного лидера, наделенного ореолом мистического могущества, есть, как известно, одна из главных характеристик тоталитарной секты. В традиционном ламаизме принцип почитания учителя ограничен множеством факторов, в том числе наличием других авторитетов. Лама Оле Нидал ориентируется в своей миссионерской деятельности в значительной степени на контркультурную молодежь, для которой, с одной стороны, характерно отвержение всяческих авторитетов, особенно семейного, а с другой стороны - инфантилизм и бессознательная тяга к авторитету. Это делает возможным обожание авторитарного лидера, в данном случае - Оле Нидала, и слепое ему подчинение, что, в свою очередь, дает простор для злоупотреблений и всех форм эксплуатации лидером своих последователей, включая сексуальную эксплуатацию.

        Нидал требует полной преданности и подчинения ламе. Для укрепления связи с ламой необходимо делать ему подарки, жертвовать деньги и работать в центрах. Все, кто работают в центрах Карма-кагыо, делают это бесплатно. При этом все лекции и занятия платные. В России сейчас четырехдневный курс стоит 900 рублей.

        По мере роста числа посещающих платные программы в центрах Карма-кагыо, Нидал получил возможность вести жизнь странствующего проповедника: практически каждые два-три дня он оказывается в другом городе или даже в другой стране. Иногда он задерживается несколько дольше, чтобы провести интенсивный многодневный курс. Постепенно некоторых своих учеников Нидал также сделал путешествующими учителями.

        Характерным признаком тоталитарной секты является нравственный релятивизм, выражающейся, прежде всего, в использовании лжи и умолчаний ради достижения целей организации. Лама Оле учит своих последователей избегать только лжи о своих переживаниях во время медитации и лжи, которая направлена на причинение вреда живым существам. Любая другая ложь может быть допущена.

        Например, официальная позиция «Российской ассоциации последователей Оле Нидала» заключается в том, что буддизм школы Карма-кагыо существовал в нашей стране с XIII в. у калмыков и, таким образом, является традиционным для России. Если даже предположить, что среди калмыков с XIII в. были отдельные последователи школы Карма-кагыо, то, скорее всего, в XVII в., когда этот народ пришел на территорию России, их не стало, так как в то время там исповедовался буддизм школы Гелуг, Налицо сознательное введение в заблуждение властей и общества.

        Буддизм Карма-кагыо не является традиционным ни для одного из народов или регионов нашей страны, и, хотя этот факт не несет никаких юридических последствий, надо отчетливо понимать, что необуддийская миссия Оле Нидала не имеет никакого отношения к тому буддизму, который упомянут среди других традиционных религий России в преамбуле к Федеральному закону «О свободе совести и религиозных объединениях» (1997).

        Если говорить о контроле сознания в тоталитарных сектах, то нужно обратить внимание на инструкцию Нидала для своих учеников «не слушать людей, которые распространяют сомнения и спорят об учении». Но при этом, насколько известно от тех. кто стал последователем Нидала, не требуется разрывать отношения со своим прежним окружением.

        Вопрос о степени контроля Оле Нидалом своих последователей, так же. как и о наличии в его организации других признаков тоталитарной секты, остается открытым и требует дальнейшего изучения. Пока для квалификации его секты в качестве тоталитарной нет достаточных оснований.

        4. Каковы социальные последствия деятельности Оле Нидала? Является ли она деструктивной?

        Активная деятельность Оле Нидала может привести, и уже приводит, к конфликтам с традиционными буддистами России и росту межрелигиозной напряженности.
    Оле Нидал пропагандирует противозачаточные средства, поскольку, по его мнению, женщина должна иметь как можно меньше детей или не иметь их вообще, чтобы не терять своей «свободы». Женщин, рожающих много детей, он называет «курицами, которые все время несут яйца». Он говорит, что рождение женщиной в «черных» и «коричневых» странах есть следствие дурной кармы, потому что они много рожают. В условиях нынешней демографической катастрофы в России эта позиция, конечно, не может считаться конструктивной.

        Единственным социально-положительным следствием деятельности Оле Нидала можно считать то, что часть привлеченной им контркультурной молодежи, употребляющей наркотики, снижает их прием или вовсе его прекращает, поскольку Нидал пропагандирует медитацию как более эффективное и качественно лучшее, чем наркотики, средство изменения состояния сознания и говорит, что наркотики мешают медитации.

        Итак, учение (особенно этическое) и практика миссии Оле Нидала, деструктивны по отношению к традиционным нравственным ценностям народов России, в том числе исповедующих буддизм.

        И, наконец, мы можем сделать окончательный вывод: миссия ламы Оле Нидала представляет собой нетрадиционную для России необуддийскую секту, активная деятельность которой имеет в целом негативные социальные последствия.

    Диакон Михаил Плотников,
    кандидат богословия,
    зам. зав. кафедрой сектоведения
    Православного Свято-Тихоновского
    государственного университета,
    вице-президент
    Центра религиоведческих исследований
    во имя сщмч. Иринея Лионского
    Москва, Россия

           


      © 2006-2012 Sektoved.ru Яндекс цитирования